Детская республика внутри взрослого региона

Евген Гаврилов
Туристический клуб «Гамаюн» - исторический клад, спрятанный под плинтусом

Вот оно как бывает — живешь с раннего детства в Смоленске, исходил уже, кажется, все закоулки, облазил каждый дом вдоль и поперек, а все равно остается место чему-то новому, доселе неизвестному. Таким вот нежданно-негаданным открытием стал для нас клуб «Гамаюн». Точнее даже не сам факт его существования — слышали о его существовании многие смоляне, а вот воочию богатейшая коллекция собранных его членами старинных предметов деревенского быта, археологических и этнографических находок, уверены, представала далеко не перед каждым. И тому есть причина. Кладезь знаний о нашей с вами истории, как это, увы, часто происходит в России, упрятан. Пусть и не за семью печатями, но натурально под пол.

В подвале Дворца пионеров, где и хранятся бесценные находки, Реадовку встречает директор клуба Владимир Грушенко. Целые потоки информации штурмуют диктофон и мозг, глаза натурально разбегаются от изобилия предметов, коими увешаны стены помещений. Расположи их по музейным канонам, посвободнее, в витрины со стеллажами, ну не Третьяковка, но, пожалуй, пару-тройку Культурно-выставочных центров вполне можно заполнить, и это еще если выбирать! Часть, что не вместилось, передано на хранение в Моховую башню, на показ туристам.

Узорные полотенца, горшки, сеялки, ступки, что-то, чему городской разум не способен даже применения, не то, что названия придумать окружают неподготовленного зрителя, рождая тысячи вопросов, но Владимир Иванович, привычный к такой реакции, начинает свой размеренный рассказ сам.

«В марте этого года клубу исполнилось 47 лет, возраст не только почтенный, но и умудренный опытом, учитывая, что ежегодно мы 100-150 дней „в полях“ проводим. Зимой -лыжи, летом — байдарки, пешие переходы совершаем по многу километров. Область смоленскую излазили вдоль и поперек, но все равно она не устает нам подкидывать интересные задачки».

Экспедиции, как в один голос утверждают все «гамаюновцы» не туристические, а этнографические. Из каждого похода что-нибудь да привезут интересное — будь то сито старинное, найденное в заброшенной деревне, или подарок от археологов, в миллион раз старше любого рукотворного орудия.

«Археологии у нас отдельная комната посвящена, — добавляет Владимир Грушенко, — какой музей смоленский может похвастаться бивнем мамонта или отпечатками зубов плезиозавра? А мы, без ложной скромности, можем».

Глазам сложно поверить в то, что они видят — ведь и вправду, много миллионов лет назад на месте Смоленска плескалось доисторическое море, плавали гигантские ящеры, ископаемые моллюски фильтровали воду, первые водоросли запускали фотосинтез, а сейчас их едва заметные следы в камне вот здесь, прямо в центре Смоленска.

«Для членов нашего клуба, страны „Гамаюнии“, как нам привычнее, все, что здесь собрано, имеет определенное значение. Привечаем мы всякого, но требование одно — история и культура наша должна быть человеку интересна. Без этого никак. Тянешься к знаниям — быстро станешь своим. Нет — сам же и уйдешь, наскучит. А багаж знаний мы постоянно пополняем, из каждого похода что-то да оседает здесь. Много ли/мало — сказать не возьмусь, как можно сравнивать, к примеру, полста веретен и один наличник, но зато сделанный известным на Руси мастером?».

«Гамаюн» рассчитан на школьную молодежь, но бывает, вместе с детьми и взрослые подтягиваются, а лишних рук здесь никогда не бывает. У себя на базе, в деревне Рибшево, общими усилиями целый сказочный городок построили — тут тебе и избушка бабы Яги, и ладья варяжская, и пристанище Соловья-разбойника. Все это командиры отрядов (с дисциплиной здесь все строго) со своими воспитанниками проходят не просто как «посмотрели, идем дальше», но постигая истоки народных легенд и сказаний в играх, обрядах и славянских праздниках.

«Праздник Велеса, Ночь на Ивана Купала, благодарность матери-земле, — все это не пустой звук для нас, — с гордостью говорит Владимир Иванович. — Хоть в сравнении с той же археологией любая человеческая культура — тончайшая пленочка на поверхности истории земли, славянская культура все-таки недаром есть одна из древнейших и интереснейших для изучения. Сейчас память людская во многом обрезана, намеренно, как мне кажется, от корней отдаляют, насаждая потребительский склад ума людям с младых ногтей. Кургузая, усеченная история, ужатая до сухих фактов — кто кого где когда убил, завоевал, в плен взял, вот наша школьная программа. И это аукается в поколениях очень быстро. Ведь от земли, от деревни наши истоки русские шли всегда. А сейчас уже старшего возраста люди не могут сказать, для чего тот или иной предмет из деревенского обихода служит, не говоря уж об инструментах, которым 200-300 лет».

Поколения же взращенных на восстанавливаемой по крупицам информации о нашем прошлом людей продолжают пополнять ряды «Гамаюна» — в походы ходят семьями, этнографией занимаются дети, внуки и даже правнуки самых первых участников, которые, сообща работая и развиваясь, учатся любить родной край и пользоваться дарами природы, не губя ее.

«Раньше относились к земле с любовью, сейчас забыли уже это. А ведь все взаимосвязано было у русского человека издревле. Вот взгляните, кувшин из чего состоит? Горло, ручка, носик, тулово. Собрать полностью — получится человек. Не просто человек, женщина! Почему? Потому что еду дает, кормилица. А вот эти кувшины парные на что похожи? Не смущайтесь, правильно думаете. Женские груди это. Издревле дети в таких носили еду в поле, кормить родителей. Мы такие же нашли однажды, но без дна. Не выбито, а именно не сделано изначально. Долго гадали, зачем, пока этнографы из Дорогобужского района не выяснили, что был обряд такой — кормление матери-земли. Мед и молоко заливали, да ставили в поле, чтобы кормилицу поблагодарить за урожай».

По словам членов клуба ходить далеко за интересным не надо, порой даже простая, на первый взгляд, история названия улицы, на которой живешь, может уйти корнями в века и составить не одну главу краеведческой энциклопедии.

«Проблема отсутствия любознательности в людях закладывается сейчас, к сожалению, с раннего возраста, — вздыхает Владимир Грушенко. — Первичные основы культуры закладываются в народных сказках, которых сейчас уже почти никто не читает. Если раньше у детей были хотя бы советские мультфильмы, которые во многом несли те же ценности, содержали похожие сюжеты, то, что дают молодежи на откуп сейчас — страх. Забвение в беспамятстве, когда на любой вопрос ответ не нужно держать в голове, ведь есть телефон — кнопку тыкнул, он тебе все рассказал. А любознательность в таких условиях быстро угасает».

За разговором перемещаемся в т.н. «кают-компанию» клуба — помещение, сплошь увитое ветвями настоящего дерева, стоящего посреди комнаты. С веток вместо листьев свисают круглые дощечки с именами клубных товарищей. Владимир Иванович почти каждого помнит в лицо, а набралось за десятилетия «Гамаюна», напомним, не одна тысяча человек! Под ногами же расписанный под карту пол, где указаны знаковые для клуба места, называемые островами. Все это делали исключительно местные клубные умельцы.

«К нам когда губернатора завели, он ахнул, — улыбается Грушенко, — говорит, и это у нас прячется, в самом центре, под плинтусом? Наговорил тогда много, наобещали всякого. На деле... автобус — показательная ситуация, был обещан для вылазок экспедиционных, а назначили такой мини-мини, что только детей в зоопарк возить — ни рюкзак не поставить, ни группу целиком уместить. Смех только. Да мы особо никуда и не лезем. Кто к нам приходит — привечаем, а сами себя „продавать“, как сейчас модно, не стремимся. Хотя, обидно, конечно. В 91 году мы должны были расшириться — Дворцу пионеров построили новое здание, а это полностью отходило бы нам. Но рухнула страна, здание новое досталось СГУ, а мы продолжили занимать подвал. Жаловаться ни к чему, да и не кому, но обидно, конечно».

К концу подходит беседа, экскурс в прошлое нашей позабытой культуры, о которой ни один учитель не вспомнит на уроках Истории Смоленщины. Зря, конечно, но пока существуют такие вот страны, республики внутри региона, надежда на то, что продержится память в умах людей о наших предках и их жизни, жива.

Использованы материалы следующих авторов:

Они написали войну

Евген Гаврилов

В Смоленском государственном университете открылась выставка военных литераторов.
Без военкоров мы бы не знали и половину тех ужасов, что несет в себе война. Людей, обладающих мастерством слова, наших коллег, в прошлом война заставала врасплох. С началом Великой Отечественной, когда практически все мужское население СССР рвалось на фронт, защищать родину от врага, сложно было представить себе оставшихся в стороне писателей и поэтов. Да, кого-то берегли, старались не бросать в пекло. Но иных это самое пекло и ковало, превращая в литературные глыбы, способные двумя предложен

...

В Смоленске завершился первый этап конкурса «Семьи счастливые моменты»

Анна Романова

Из более 150 работ на следующий уровень прошли только 15 фотографий.
Первый этап конкурса «Семьи счастливые моменты» завершился в Смоленске. 15 работ прошли на второй уровень, рассказали в мэрии.Всего в конкурсе было пять номинаций — «Счастье быть матерью», «Быть отцом — почетно», «Моя семья — мое богатство», «Наши любимые бабушки и дедушки», «Экология природы — экология семьи». В каждой из них выбрали по три работы, которые уже будут соревноваться за звание лучших на областном этапе конкурса.«Фотоработы победителей первого

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Один человек высказал хорошую идею на счет кинотеатра "Октябрь", его надо передать государству и сделать там музей Великой Отечественной Войны , внутри сделать диораму смоленского сражения, а рядом с ним разместить экспонаты на улице, технику в разрезе, инсталляции. Тот же поезд Победы очень многим понравился. Тогда туристов точно прибавится, из других городов будут приезжать группы детей. Вот тогда это действительно будет площадь Победы, а не площадь торговли носками ,трусами,шубами и икрой

Илья Муромцев
Новости партнеров


наверх