Смоленские опера создали ОПГ?

Мариночка Рассолова
Появляются новые свидетели, рассказывающие о бесчинствах бывших оперативников

23 мая трое бывших оперативников попались на получении взятки в 300 тысяч рублей с наркоторговки за предоставление услуг «крышевания». Под арестом оказались: бывший начальник отделения 5 отдела управления уголовного розыска регионального УМВД России С. и двое бывших оперуполномоченных этого же отдела Г1 и Г2. Вернее, все они быстро становились «бывшими»: их сразу увольняли, а так — работали до задержания. Чуть позже «всплыл» еще один эпизод и появился новый задержанный — бывший оперуполномоченный 5-го отдела УМВД — Б (по этическим соображеиям указываем только загавлные буквы фамилий). История похожа: превышение должностных полномочий и получение взятки группой лиц. На этот раз — 500 тысяч рублей.

Однако по поводу «геройств» этих людей заявляет гораздо большее количество людей. Жуткие истории о том, как смолянам подкидывали наркотики, издевались, били и вымогали деньги за свободу... Кто платил — оставался на свободе, другие — получали сроки. И это все здесь, рядом с нами — не Дикий Запад какой. И не в 90-х, а сейчас... Жалобы в разные структуры не имели действия до того самого момента, как этих четверых задержали. Но не все так просто — кто-то уже отсидел два года, кто-то полтора за проданные или все-таки непроданные наркотики. Все дела по-хорошему надо пересматривать, а время ведь уже прошло...

У меня на руках письма от осужденных, которые они передали через адвоката, среди которых — рассказ человека о том, как за дозы героина он помогал полицейским фальсифицировать контрольные закупки. Управляли, как марионеткой, при помощи наркотиков. Перед глазами — куча фотографий листов уголовных дел с подозрительными подписями — за разных людей одним и тем же почерком, результаты независимых почерковедческих экспертиз, химичесих экспертиз. И еще много прочитанных историй: Игнатова, избив, держали ночь в актовом зале УМВД, стало плохо — дали вместо воды сок, от которого стало троиться в глазах, потом повезли на освидетельствование; Алексееву подкинули наркоту, били, ему угрожали — он не захотел сотрудничать с операми и «подгонять» им тех, с кого можно поиметь денег, Панков пишет, что понятые в суде не смогли описать местность, где якобы была закупка, у Левченкова на суде секретный закупщик по громкой связи заявил, что хочет рассекретиться, назвал свои данные и сказал, что все — ложь, никакой закупки не было. Зачем делалось? Осужденные утверждают: все это был «бизнес оперов», сделанный, в основном, конечно, на пристрастившихся к наркотикам. Мол, заплатили бы — остались на свободе.

Зачем все это публиковать? Да дело такое: срок оперативникам «увеличивают» (грубо говоря, суда же еще не было), а вот дела с приговорами пересматриваются неохотно — так ребята пишут (ниточка потянется? всплывут упущения других?). Возникает слишком много вопросов: осужденных оправдывать — а все ли там невиновны? Как отделять зерна от плевел? Но что делать — если кое-кто потерял страх и, веря в безнаказанность, «зарабатывал деньги», ломая жизни людей... Однако

Лед тронулся

Вспомним прошлую статью Смоленские опера по заказу сажали безвинных?Журналистское расследование  — 17 сентября Readovka.ru опубликовала рассказ Людмилы Степановны Костенковой. По словам женщины, трое оперативников в 2011 году подбросили ее сыну наркотики, ее саму жестоко избили, а потом с сына за свободу вымогали деньги. Как она утверждает, бывшие полицейские выполняли заказ высокопоставленного чиновника. В ДТП погиб его сын, за тот случай суд дал Евгению условный срок — но, как считает Людмила Степановна, безутешный отец решил отомстить...

Запуганный Евгений взял у родителей нужную сумму денег, отдал тем, кто требовал — дело по наркотикам закрыли. Изъятое — не-наркотики.

Но Людмила Степановна не остановилась — стала жаловаться во все инстанции на действия этих сотрудников. Ей угрожали, от нее отмахивались, несмотря на разные доводы и даже прохождение детектора лжи. А 18 декабря 2012 года — снова задержание сына, и снова подозрение на распространение наркотиков. Женщина уверена: опять фальсификация, месть за жалобы, в этот раз просили взятку вдвое больше. Не дали. Срок Евгению: 14 лет строгого режима.

Многие читатели отнеслись скептически к рассказанному. Честно говоря, даже не все коллеги меня поддержали, однако шум вокруг этой истории был. Тогда по поводу избиения и фальсификации дел в Следственном комитете сказали, что проверяются сведения о возможной причастности бывших сотрудников полиции к совершению преступлений, а в УМВД на запрос ответили, что они проверки по жалобам провели и в действиях бывших сотрудников никаких нарушений обнаружено не было ( полные ответы были приведены в предыдущей публикации Смоленские опера по заказу сажали безвинных?Журналистское расследование ).

Пока мы готовили ту статью — приговор Игнатова был отменен, а дело направили в суд на новое рассмотрение. 16 декабря состоялось заседание областного суда — пересмотр дела. Я присутствовала на нем. Фотосъемку не разрешили — только аудиозапись, которую я и осуществила. Видеоконференция, на экране Игнатов Евгений, находящийся в СИЗО. Коллегия суда начала заседание. Спрашивают о ходайствах. Евгений заявляет о том, что им было ранее заявлено в письменном виде ходатайство: допросить в зале суда свидетеля С. — бывшего оперативника 5-го отдела, участвовавшего в его задержании. Возникает резонный вопрос — зачем?

Евгений объясняет, что заведено уголовное дело. в котором он, Евгений, — потерпевший...

— На очной ставке со мной бывший оперативник С. в Следственном Комитете дал показания, которые имеют существенное значение и могут повлиять на решение суда. Ранее на суде бывшие сотрудники дали ложные показания. Сейчас С. на очной ставке дал показания о том, что у сотрудников был разговор в здании на ул. Реввоенсовета (бывший РУБОП) о том, чтобы купить наркотики, подкинуть их мне, сфальсифицировать контрольные закупки и сфальсифицировать это уголовное дело, по которому я осужден.

Напомним, у Евгения срок — 14 лет, сидит в СИЗО уже два года, вину свою не признавал никогда. Постоянно жаловался и писал о том, что все сфальсифицировано сотрудниками для получения денег. Мама Евгения была на приемах у всех руководителей правоохранительных органов в Смоленской области. Реакции не было. А теперь бывший опер признается в фальсификации всего этого? Множество уточняющих вопросов... Судьи тихо совещаются.

— Ваша честь, по 2011 году все сотрудники подтвердили факт получения от меня денег в размере 210 тысяч рублей. Факт фальсификации подтвердили и подмену веществ. Заведено уголовное дело. В рамках проверки они были допрошены и по 2012 году — делу, которое сейчас рассматривается. С. рассказал о том, как планировалась и эта фальсификация. По 2011 году возбуждено уголовное дело, по 2012 году уголовное дело еще не возбуждено, ведется проверка, - волнуясь, объясняет Евгений.

— А С. находится где?

— Там же, где и я. ФКУ СИЗО-1.

Такого поворота, пожалуй, никто не ожидал. Решение озвучивает председательствующий судья:

— Судебная коллегия, совещаясь на месте, определила: рассмотрение данного дела отложить на 13 января, вызвать в суд для допроса в качестве свидетеля С.

Справка: действительно, 28 ноября 2014 года в «деле оперов» появился третий эпизод. Выявленное преступление: превышение должностных полномочий и получение взятки. Евгенпй Игнатов — потерпевший.

Не захотел сотрудничать. Дело 2

Написано на основании письма Дмитрия Алексеева. Является частным мнением

Летом 2012 года приятели рассказали, как можно легко заработать деньги. Правда, для этого требуется сотрудничество с операми — Б., С., Г1 и Г2 (Дмитрий употреблял наркотики — отсюда и такие приятели — прим. автора). Все просто: ищешь богатенького — ему наркотики подкидывают, он денежки за свободу платит, а ты получаешь процент от этой «сделки». Вскоре поступило и еще одно предложение (сначала через знакомых, потом лично) — создать систему отмывания денег через платежные системы. Дело в том, что Дмитрий хорошо разбирается в интернет-коммерции и платежных системах, потому к нему и обратились. Ну и последнее: если решишься — то можно еще заниматься распространением наркотических средств под патронажем этих оперов.

Дмитрий не отказывался, но и не соглашался — его предупредили, что ссориться с этими людьми крайне опасно.

Он пишет, что подобные предложения поступали и другим:

«...Мне известен ряд лиц, которым поступали аналогичные предложения. Некоторые соглашались, некоторые отказывались. Они могут это подтвердить: Гусейнов Руслан Вахитович, Голешов Юрий Сергеевич, Альберт Магомаев...»

К концу лета 2012 года сторудники 5-го отдела поняли, что я избегаю встреч и не собираюсь делать то, что они требовали... «

Дмитрий рассказывает, что один из его знакомых выяснил, когда он поедет покупать себе наркотики вместе со своим другом Ковалевым и передал эту информацию сотрудникам. Да, автор письма объясняет — употреблял, сорвался после длительной ремиссии. Но не торговал. работал верстальщиком...

«21 августа 2012 года на въезде в Смоленск нам перегородил дорогу автомобиль сотрудников 5-го отдела, затем подъехал микроавтобус, из которого выскочили сотрудники СОБР, открыли пассажирскую дверь (я был на пассажирском сидении)... ударили меня прикладом автомата в лицо, выбросили из машины и стали избивать. Били минут 7 — 10. Когда били — я почувствовал, как в задний карман джинс мне что-то положили. Меня подняли с земли С. и Б... Сказали — заплатить 800 тысяч рублей и сказать, что Ковалев, с которым я ехал в машине, продавал мне наркотики и заставлял меня их продавать, угрожая прежними связями в полиции (Ковалев сам — бывший полицейский). Если я этого не сделаю — то меня посадят лет на 15.

Я пытался возразить — мне сказали, что у меня в кармане уже срок лежит и С. добавил, что «нарисует» еще пару закупок. После этого они сказали, чтобы я полежал и подумал...Через какое-то время меня подняли и повели к машине, в которой мы ехали, внутри нее все было раскидано.

С. поинтересовался, не передумал ли я. Я ответил, что нет, меня начали обыскивать, достали у меня из заднего кармана два свертка из фольги...

Заставили меня подписать протокол досмотра, в котором запретили делать пометки, хотя я все равно поставил букву z...»

Дмитрий описывает, что потом двое оперативников и двое понятых поехали к нему домой для обыска. И там, прямо при матери, С. забрал МФУ «Epson». Понятые видели, но молчали. В протоколе была запись: ничего не изъято. На кухне Дмитрий пообещал С. дать все показания, которые он требует и подписать нужные бумаги. Пообещал — так как понял, что иначе и в квартиру подкинут наркотики. Однако в отделе отказался оговаривать Ковалева и подписывать признания. Потом были угрозы, отправление в изолятор временного содержания, где при приеме описали все побои на нем, и полная неизвестность перед будушим...

...А позже Дмитрий узнает о двух контрольных закупках, которые были произведены (?) у него и о том, что будущее как раз уже предрешено.

О почерках и подписях. Я — не эксперт, но вижу: человек, заполнявший рапорт и расписывающийся «закупщик» — одно лицо. Смотрите сами. Заполнял документ — оперативник: денежные банкноты переданы гражданину Орловой. Далее — вышеуказанные предметы получила — подпись: Орлова (закупщик). Никак не похоже, что оперативник и Орлова — разные люди. Вопрос повис...

А вот другой документ. Опять Орлова расписывается, но, кажется, другим почерком?

Независимая экспертиза в Москве проведена, подозрения подтверждаются, однако ее суд учитывать отказывается, хотя эксперт лично приезжал на заседание. Ок, что-то не нравится — проведите свою экспертизу! Разве «это» может быть доказательством? Можно много думать о том — верю-не-верю рассказанному, но почему второй год уже не делаются экспертизы? Или технологии в 21 веке не позволяют?

Интересные факты вскрылись и по поводу состава наркотиков. Героина в смеси менее 0,1 %. То есть нет не то что одного процента, нет даже 0, 1 %

В общем-то, этот «изъятый крупный размер» с таким составом можно и здоровому ввести — он ничего не почувствует. Как говорит Дмитрий, таких наркотиков просто нет — это какая-то смесь для подкидывания, а не наркотики.

Закупщики. «Все объяснения закупщиков и понятых являются копиями, повторяющими даже синтаксические и орфографические ошибки (говорит о том, что никто никаких объяснений не давал), подписи в объяснениях были подделаны Смолиным...»

Кстати, на суде ни один из закупщиков показаний не давал. Один из них умер, а второй уехал за границу. Документов, подтверждающих первый или второй факт, ни Дмитрий, ни его адвокат не видели.

Теперь о понятых. Они утверждали, что между собой незнакомы и оперативников не знали раньше. Однако мама Дмитрия заметила, что ВКонтакте все связаны между собой дружбой, а одна из понятых прокоментировала фото на стене С. в 2011 году: «Красавчик» ( я проверила — так и есть, — прим. автора). Те же понятые, между прочим, и у других написавших мне письма. Такая вот случайность — незнакомые люди каким-то чудом вместе оказываются в местах задержаний, еще и дружат в соцсети...

А теперь — неожиданность. Дмитрий пишет, что С., сидя в камере, рассказал о фабрикации дела и сказал, что готов сознаться в этом. Но, вроде как, это не совсем удобно для некоторых чинов...

«То, что С. признался в фальсификации моего дела могут подтвердить 3 бывших сотрудника, которые сидели с ним в камере и были свидетелями его рассказа. Это Базелев Денис, Самойлов Евгений, Ковалев Сергей. Все они в курсе того, что эта информация будет в СМИ и готовы при надобности ее подтвердить».

9 декабря 2013 года Дмитрия Алексеева суд приговорил к 9 годам лишения свободы, однако сейчас, 11 декабря 2014 года, тот приговор отменен и вынесен новый: 4 года строгого режима. Но Дмитрий намерен добиваться полного оправдания.

«Хочу рассекретиться». Дело 3

Опустим подробности — тут, безусловно, можно по каждому делу писать очень много. Пожалуй, важно, что в письме помимо задержанных бывших оперов фигурируют еще две фамилии — тех, кто на свободе. По моей информации, они в органах уже не работают. Однако разве это должно освобождать от ответственности? А теперь — кульминация: заседание суда.

Из письма Бориса Левченкова:

«На суде происходило следующее: стороной обвинения был вызван засекреченный гражданин под псевдонимом Попов И И, но по громкой связи в кабинете судьи, куда мы пришли из судебного зала для допроса «маски», закупщик сказал, что он желает рассекретиться и назвал свои настоящие данные: Магомаев Альберт Гаджиевич 05.12.1964 г р, и рассказал правду, как именно происходила «проверочная закупка» 23.07.2013г... Перед закупкой бывший оперативник Л. (кстати, не сидит — прим. автора) вручил наркотики и деньги, чтобы по возвращении обратно к оперативнику и понятым, это выглядело так, якобы он приобрел наркотики у меня (Левченкова) — все так и произошло... Сотрудники полиции расплатились наркотиками с ним, закупщиком, а с наблюдателями деньгами «за проделанную работу».

Тот самый закупщик

Как он на это пошел? Альберт Магомаев написал мне, что был загнан в угол — ему дома подкинули меченые деньги, также задержали жену с наркотиками. А затем предложили два варианта событий — огромный срок и еще то, что детей заберут, или сотрудничество с оперативниками, помощь им в некоторых вопросах — и тогда срок будет совсем небольшим. Магомаеву второй вариант показался идеальным. Далее — письмо, с сокращениями:

«Будучи наркозависимым очень трудно отказаться от наркотиков, которые сотрудники давали чуть ли не каждый день в больших количествах. В результате колоться мы (Альберт и жена — прим. автора) стали больше в разы и подмахивали бумаги, которые нам давали, не читая и не спрашивая, что это. Сотрудников полиции интересовало нарезное оружие за вознаграждение (героин). Я вспомнил, что с девяностых мой покойный друг оставил у меня на даче винтовку «Маузер» с патронами. С обрезанным прикладом и дулом. Я сообщил об этом Б., и он с удовольствием выдал мне за нее 30 грамм героина. И очень сильно благодарил за это, повторяя «как жаль, что тебя посадят»...

С середины июня по конец августа 2013 года я был свидетелем, а где и участником следующих преступлений этой группы полицейских:

Б при мне выдавал героин для торговли, разъясняя, как это должно было происходить. Лично я знаю о трех фальсификациях ОРМ (контрольных закупках).»

Три места и участники названы в письме. И снова в письме помимо фамилий находящихся в СИЗО — те две фамилии бывших сотрудников, наодящихся на свободе.

Помимо этого он рассказал о других вымогательствах взяток и крышевании наркоторговцев, совершенных теми же людьми с лиц цыганской национальности.

Завершается письмо следующим: «За каждое написанное слово я готов нести ответственность. Тем более, что все подробные показания по этим и еще многим эпизодам я дал в СК следователю Носкову.»

Остались «за кадром» письма Панкова Александра и Шматкова Владимира. Статья и так большая. Однако эти фамилии упоминаю — надо разбираться. Страшно от всего прочитанного-узнанного, если, конечно, все — не огромный такой хитрый заговор. Однако свидетелей и подозрительных подписей так много, что просто закрыть на все глаза и отмахнуться — не получается.

Меня интересует вопрос: как собственная безопасность проводила проверки по жалобам в отношении этих бывших полицейских? И будут ли Следкомом произведены все нужные экспертизы? Проверят ли тех двоих бывших оперов, которые нынче на свободе, на причастность к этим рассказам? Будут ли допрашивать следователей и прокуроров, пропустивших все эти дела? Ведь осужденные говорят, что многие из них были в курсе происходящего. И да. А как же понятые, которые, на мой взгляд, вполне возможно, тоже были участниками преступлений?

Всех пересадить — кажется, смешным. Но подумать о том, что человек, был готов по каким-то причинам содействовать в отправлении другого за решетку на 14 лет по фальсификациям, смолчать и закрыть глаза на очевидное, и теперь продолжает работать в «органах» — как-то страшно... Впрочем, следствие не закончено и делать любые выводы еще рано.

Использованы материалы следующих авторов:

Всего полсотни смолян протестировали на COVID-19 за день

Яна Никольская

Новых заболевших снова оказалось больше, чем выздоровевших.
Роспотребнадзор привел удручающую статистику по тестированию на коронавирус в Смоленской области. За сутки, по данным ведомства, было проведено всего 54 исследования.Суммарно к утру 13 июля специалисты шести лабораторий облцентра обследовали 64 789 человек.Под медицинским наблюдением остаются 2930 потенциальных носителей вируса. За сутки таковых стало меньше на 21 человека. Из общего числа смолян, находящихся под надзором врачей, 2 397 жителей остаются на домашней самоизоляц

...

Кузнец Кузьма Мамонтов

Алексей Костылев

Каково быть кузнецом в Смоленске и другие секреты редкого мастерства.
— Я правда кузнец, с туристом меня не спутаешь, — уверяет меня Кузьма, крепко сложенный человек средних лет с сильным загаром, который трудно приобрести под смоленским солнцем. — Работаешь же постоянно при высоких температурах, с раскаленным металлом, круглый год как на Мальдивах.Мы стоим с Кузьмой Мамонтовым на входе в Культурно-выставочный центр имени Тенишевых прямо перед открытием выставки, на которой будет представлена одна из работ мастера. Кузьма изготовил композицию по мотив

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

"Слегка не трезвые поройМы бегали по балкам башенКакой же был я молодойОх как я был тогда бесстрашен... " (с) гри

Гри Гри
Новости партнеров


наверх