«Пожалуетесь еще раз – занесем в черный список»: смоленские врачи обвиняли пациентку в симуляции смертельной болезни

Анастасия Бодрая
Пока женщина не умерла с адской болью

Головные боли и перепады давления для 64-летней *Ирины были делом обычным. Оно и понятно — возраст. Однако однажды здоровье начало подводить её основательно. Дочь помогала по хозяйству, когда пожилая женщина упала в обморок прямо во дворе собственного дома. Поначалу родные не слишком обеспокоились, списав всё на уже привычные перепады давления, но к вечеру Ирине стало намного хуже. А ночью перепуганная дочь дрожащими руками набрала номер скорой.

— Мама говорила, что отлежится, что это все из-за возраста, — рассказывает дочь погибшей Ирины. Но в этот раз всё было по-другому...

«Кушать кашу нашу захотели?»

В мае прошлого года Ирину внимательно обследовали врачи Красного Креста. Нашли нарушения в сердце — мерцательную аритмию, стенокардию. Через две недели женщину выписали. Больше, со слов дочери, ничем помочь не смогли.

В августе приступ повторился. Резко подскочило давление. Врачи скорой забрали Ирину в больницу, вот только там в этот раз никто не хотел оказывать ей помощь.

— Нас привезли, но не положили. Отправили назад, сказали, мол, мест нет. Да-да! Вот прямо в приемной какая-то молоденькая врач, фамилию ее не знаю, сказала: «Вас что, сюда будут ложить каждый месяц? Кушать каши наши захотели?» Вот этот был их ответ: наверное, еда наша нравится, — гневно говорит дочь Ирины.

Женщина вспоминает, как ее 64-летняя мать плакала, сидя на стуле в коридоре приемного отделения. Плакала и качала головой, пытаясь объяснить, что она чувствует себя плохо, что она нуждается в помощи врачей.

Медики настаивали на коронарографии. Чуть позже ее Ирине сделали в областной больнице, но и там врачи не нашли проблем с сердцем.

Снова приемное отделение Красного Креста, и снова врачи, врачи, врачи...

— Пришла молодая кардиолог, не знаю, как по фамилии. Она мне прямо в лицо сказала, что никто нас класть не будет. Что у моей мамы некое психическое расстройство. Знаете... — Женщина несколько секунд молчит, потом чуть тише продолжает, - знаете, мама так расплакалась! Помню, она все говорила: «Детки! Я не притворяюсь! Мне действительно плохо». Меня врач отвела в сторонку, сказала, что моя мама все придумывает и накручивает, что ей просто нравится лежать в больнице. Я ведь знаю маму! Моя мама не обращалась в поликлинику незнамо сколько, и ее ничего не беспокоило никогда...

Ирину вместе с дочерью отправили в очередной раз домой. Правда, такие приступы повторялись все чаще и чаще. Скорая — Красный Крест — отказ в госпитализации — дом. И так еще несколько раз. Только в августе, со скандалом и руганью, Ирину все же положили в больницу.

— Мама лежала в реанимации. Она была тяжелая довольно-таки. Потом то ли заглаживали свою вину, то ли что... От больницы отправили маму в санаторий-профилакторий. Она поехала, конечно. Но толку то, все равно нет диагноза, — вспоминает дочка.

Черный список

Воевать с неуправляемыми врачами уже надоело. Тогда дочь Ирины пошла на отчаянный шаг: пожаловалась на работу медиков в департамент здравоохранения Смоленской области.

— Я сразу предупредила, что буду на них жаловаться. Мне сначала сказали: «Жалуйтесь сколько хотите!» Я обратилась в департамент, сказали, что, мол, разберутся, — вспоминает дочь Ирины.

Разобрались...

Октябрь. Выходной день. У Ирины закружилась голова, прибывшие на вызов медики вкололи ей морфий. Пожилая женщина стонала от боли. Легче не становилось. Снова отправили в Красный Крест. Медики отвели дочь пациентки в укромное место и объяснили, что жаловаться нельзя.

— Знаете, мне так и сказали, — Женщина едва сдерживает слезы, — что, если я пожалуюсь еще раз, нас внесут в черный список и больше не будут принимать.

Со слов дочери, родные несколько раз просили врачей сделать Ирине МРТ, провести анализы. Ведь до сих пор никто так и не назвал причину внезапных приступов. Правда, медики не считали, что должны что-то делать.

- Единственное обследование, которое врачи провели, — заставили глотать зонд, а остальное — просто перепечатали со старой карточки. Больше ничего. Сказали, мол, идите делайте коронарография сердца. В ноябре месяце мы попали в областную больницу, сделали там коронарография с контрастом и ничего не нашли. Там же для нас пригласили нейрохирурга, он посмотрел маму и отметил, что на правую сторону она совсем не ходит, — рассказывает дочь.

В областной больнице уже исхудавшей Ирине сделали МРТ с контрастом и обнаружили опухоль мозга третьей стадии. Помочь было уже нельзя. Несколько месяцев мучений, адская боль не давала ни есть, ни спать, Ирина перестала ходить. Родным удалось выбить операцию в Москве по квоте. У Ирины отказала левая сторона тела. А позже несчастная женщина потеряла память. Врачи предложили облучение, но пояснили, что надежды мало. Слишком поздно...

— Моя мама была овощем, — сглатывая, говорит дочь погибшей. — Конечно, в самой больнице творилось нечто необъяснимое. Как они обращались к моей маме и ко мне! Говорили, что я не врач и ничего не понимаю. Конечно, я не врач. Но почему в областной больнице поняли причину заболевания, а в Красном Кресте никак не могли ничего распознать? Ведь у мамы был шанс! Шанс на жизнь!

Две недели назад Ирину похоронили. Ей было всего 65 лет. Дочь погибшей рассказала, что до самой смерти женщина вспоминала, как сидела в коридоре приемного отделения Красного Креста, а врачи называли её симулянткой.

— До последнего моя мама вспоминала, что врачи думали, будто она притворялась, что она просто хотела вкусную кашу...

*По просьбе героини, имя погибшей изменено

Туда без обратно

Анна Бахошко

Непридуманная история знакомства смоленского бизнесмена с бомжом, которая переросла в дружбу. И предательство.
В горящем пакете потрескивают грязно-серые штаны и подобие куртки. За тлением жалкого кулька пристально наблюдает нестарый ещё мужчина со свалявшимися волосами и израненными холодом руками. Неуклюже лавируя между ухмылкой и скорбной гримасой, он размазывает по влажным щекам притаившуюся в морщинах грязь. Он сжигает своё прошлое.Несвятой ВалентинЕщё совсем недавно Валентин был бомжом. Он оказался на улице 20 ноября

...

«Жри! Жри, быстрее!». Смоленская учительница терроризирует второклассника

Ольга Хамицкая

Издевательства из класса перекочевали в столовую.
Неприятный инцидент произошел в школе №17 города Смоленска, где классная руководительница издевалась над второклассником в столовой на глазах у детей.В редакцию Readovka обратилась обеспокоенная женщина, которая уверяла, что ее восьмилетнего сына терроризируют не только одноклассники, но и непосредственно их собственный классный руководитель Ирина *Щербакова.— Понимаете, я воспитываю сына одна! Мы совсем недавно поменяли школу, учимся здес

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Лишний раз убеждаюсь, что смоленские характеры они сформированы тяжёлыми буднями пограничного города, в этой печи сплавлены неприступность, повышенная чувствительность к справедливости, гордость) Хотя, как для меня тротуар из плитки этож красиво и дорого)

Виталий Пелевин
Новости партнеров


наверх