Граница на замке, но не для всех

Евген Гаврилов
Как работает пропускной пункт между Россией и Беларусью во время коронавирусного карантина

В полночь 18 марта граница Коронавирус полностью поглотил ЕвропуПандемия накрыла последнюю “чистую” страну между Россией и Белоруссией частично закрылась в одностороннем порядке. Премьер Михаил Мишустин объявил запрет на передвижение людей превентивной Россия закрывает границы: смоляне не смогут уехать в БелоруссиюПревентивные меры вводятся для борьбы с коронавирусом мерой против распространения За полтора месяца в Смоленске было сделано более 250 тестов на коронавирусВ регионе продолжается работа по выявлению заболевших коронавируса. В свою очередь белорусская сторона никаких ограничений вводить не собиралась, а президент соседнего государства Александр Лукашенко отметил, что «у наших стран нет границы, поэтому закрывать нечего. Закроем — фуры до Кремля будут стоять в очереди, а люди будут в бешенстве». Что переживает пограничный участок Смоленской области в день вступления в силу ограничений Некоторые белорусские поезда все же продолжат ходить через Смоленскую областьИ лишь россияне смогут беспрепятственно проезжать границу двух стран на въезд, Readovka67 проверила лично.

Запрет на въезд со стороны РБ действует только для граждан других стран — россияне спокойно могут пересекать Смоляне не смогут уехать из Москвы и обратно на белорусских поездах?Закрытие границы из-за коронавируса может серьезно ударить по пассажирским перевозкам границу в обе стороны. Также ничего существенно не поменялось для грузового транспорта. Правда, стройный ряд фур за время нашего пребывания в окрестностях пропускного пункта «Красная горка» периодически выстраивался чуть ли не до горизонта, водители говорят, что это нормально:

«Да что нам этот карантин, раздули шумиху, только людей баламутят, — машет рукой один из дальнобойщиков в ожидании своей очереди на фитосанитарный контроль. — Я тут с людьми больше, чем за всю дорогу наконтактируюсь».

Очередь из грузовиков двигается с переменным успехом — то десяток за раз с места сорвется, то едва-едва по одной на несколько метров. Общей нервозности не чувствуется, но водители компаниями, как раньше, на перекуры не собираются. Держатся особняком, многие не покидают кабин своих автомобилей.

Непосредственно возле зоны карантинного контроля стоит пустующая «реанимация». В надежде на экшен ждем появления бригады с носилками, но за полчаса так никого и не заметили. «Стадо» из фур понемногу рассасывается, редкие проезжающие Из Смоленска из-за коронавируса теперь не уехать в Беларусь, Украину, Латвию и ГерманиюА еще и в районы, через которые проходит путь мимо легковушки все с российскими номерами.

На картину грядущего апокалипсиса из-за пандемии не тянет. Нагнетали-нагнетали, а на кассе в отдельно взятом продуктовом страсти кипят большие, нежели здесь.

Заговариваем с хмуро читающей что-то в телефоне продавщицей местной «шаурмячки», интересуемся о падении спроса на фастфуд, попутно заказывая себе по порции вредностей. Женщина вмиг добреет и начинает суетиться, готовя еду.

«Да не сказалось никак. К нам-то в основном дальнобои кормиться приходят. Наоборот, клиентов больше стало, когда машины подольше стоят. Кто в легковом путешествует, те у нас обычно не затариваются. Ломящихся через границу я и не видала никого. Там, где пограничники стоят, это дальше, вон туда, там может и творится что, может кого запрещают-разворачивают. А у нас все по-старому — ветеринарку проверяют, молоко, все по-старому».

Правда, в противовес словам протягивающей нам шаурму мадам, кроме нас клиентуры не наблюдалось. Только один старичок, куривший поодаль, цокнул языком в нашу сторону, глядя на еду и полез в карман за деньгами.

Идем дальше, в сторону границы. Непривычно видеть периодически полностью пустую трассу. Легковых поток сократился до минимума — даже беспрепятственно проезжающие наши, видимо, не рискуют лишний раз путешествовать между городами.

На самом пропускном пункте все, как и в любой из прошлых разов, когда бывали здесь. С той лишь разницей, что сотрудники в военной форме теперь еще и в медицинских масках. Смотрят документы у водителей фур, дают добро на проезд. Мимо проезжает маленький грузовичок-«каблук» с белорусскими номерами, разворачивается, останавливаясь снова возле пограничников, начинают разговаривать, активно жестикулируя.

Пока успеваем дойти до ребят, разговор уже закончен и машина уносится в закат — назад, в Беларусь. Непосредственно с работниками пункта заговаривать не желательно — все на нервах в связи с карантином. Плюс глава пресс-службы пограничного управления УФСБ по Смоленской области Александр Лазненко попросил не отвлекать от работы — все прокомментирую лично.

Собственно, особо комментировать и нечего. За те несколько часов, что Readovka мониторила «карантинную» границу, никаких апокалиптических сцен с попыткой прорваться не было. Вопросы вызвали лишь несколько легковых авто с белорусскими номерами беспрепятственно проехали в сторону Смоленска.

«Такое возможно. Я полагаю, это означает, что за рулем граждане России, просто автомобиль зарегистрирован в союзном государстве, — поясняет Александр Александрович. — У нас это нередкое явление. Что касается инцидентов — никаких попыток нарушить установленный пропускной режим не зафиксировано. Работаем в штатном режиме».

Уже возвращаясь в сторону оставленной на родной земле машины, замечаем, что очередь из фур практически полностью рассосалась, а за рулем «реанимобиля» теперь мирно дремлет водитель, достучаться до которого через стекло не удалось. Явный признак того, что подозрительно кашляющих дальнобойщиков прямо сейчас в окрестностях не замечено.

В пресс-службе Смоленской таможни тоже рапортуют о спокойной обстановке:

«Работаем в прежнем режиме, никаких ограничений для водителей большегрузов нет. По крайней мере на сегодняшний день. Мы осуществляем пропуск непосредственно по документам граждан, для пропускной способности проблем не создается. Очереди бывают, но это нормально».

Как итог, можно сказать следующее: профилактические меры, предпринятые правительством России не привнесли особых новшеств в работу пограничных служб, и не создали панику. Конечно, созданные препятствия для свободного перемещения людей в частном порядке не радуют, но середина марта — не самый туристический месяц, а в виду постепенно уходящих на карантин вслед за учебными заведениями, развлекательных и иных учреждений, смысл в пересечении границы все больше теряется. Гораздо сильнее мешает простым людям ситуация Белорусы не смогут попасть в Смоленскую область как минимум полтора месяцаРЖД пояснило, как будет организовано транспортное сообщение с соседней Республикой с железнодорожным и автобусным сообщением. Но это уже другая история. На самой границе все по-старому, только маски добавились.

В марте смолян стало больше на 233 человека

Мария Язикова

Информацией поделились в мэрии областного центра.
Несмотря на перманентное распространение коронавирусной инфекции, жизнь в Смоленске идёт своим чередом: областной центр продолжает пополняться новыми жителями. По сообщению мэрии, за минувший месяц в городе появились на свет 233 малыша.Напомним, ранее, в феврале, жители Смоленска становились родителями 224 раза.Также чиновники уточняют, что большинство рождённых в марте детей — мальчики (их 122).

...

«Вас же не убили». Две поножовщины и бессчётные угрозы – не повод изолировать психически больного преступника

Мария Язикова

Так считают смоленские врачи и правоохранители.
Опасным преступникам место в тюрьме, психически неуравновешенным — в «жёлтом доме». Пока всё просто. Но иногда эти два определения образуют взрывной микс. Тогда стражам порядка и медикам приходится выбирать способ изоляции такого «многогранного клиента». Увы, в Смоленской области и одни, и другие предпочитают не утруждать себя столь мучительным выбором и попросту играют в жмурки.Напомним, ранее м

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

зато теперь смоляне могут с гордостью говорить москвичам,что Смоленск не резиновый

Илья Муромцев
Новости партнеров


наверх