«Я не хотела быть ни обаятельной, ни привлекательной»

Культур'О Лог
Актриса Ирина Муравьева о «почти смоленских» корнях, уборщицах МХАТа и украденном «Оскаре»

Смоляне в начале сентября вновь массово повалили в кино. И дело даже не в долгожданных коронавирусных послаблениях, давших добро на работу кинотеатров. Просто вот уже 13-й год подряд в это время в нашем городе проходит Кинотеатр в красных ленточкахСмоленский фестиваль "Золотой феникс" с поправкой на CoVid фестиваль актеров и режиссеров «Золотой феникс». И даже несмотря на скромную и немного меняющуюся программу (например, актер Александр Адабашьян не смог приехать по состоянию здоровья), без громких имен смоленская кинонеделя не обходится.

Стоит ли отдельно представлять Ирину Муравьеву? Пожалуй, даже молодое поколение, не заставшее советские фильмы в прокате, хотя бы раз, но слышали ставшую крылатой фразу «Самая обаятельная и привлекательная», припоминают слова песни «Позвони мне, позвони», а в списке удостоившихся премии «Оскар» картин обнаруживают нашу «Москва слезам не верит», где Ирина Вадимовна сыграла одну из ролей.

Полвека на сцене театральной, совсем немногим меньше — на съемочных площадках. Муравьевой всегда есть, что вспомнить и о чем рассказать, а очередь из смолян, жаждущих увидеть своего кумира одним творческим вечером 7 сентября — живое доказательство всенародной любви. Ну да хватит пафосно-вступительных речей, передаем слово самой артистке, общавшейся с публикой без малого два часа, с перерывами на отрывки из ее кинолент и музыкальные номера.

«За свою карьеру сменить успела три театра — начинала в Центральном детском, где проработала 7 лет, после был театр имени Моссовета, ну а в 94 году как перешла в Малый, так по сей день в нем и остаюсь. Меня часто спрашивают, где так подметила повадки провинциальных девочек-покорялочек столицы, ведь таких ролей у меня чуть ли не большинство — как-то само получается. Я ведь уроженка Москвы, всю жизнь прожила в центре, около Новодевичьего монастыря. К актерству не стремилась изначально, все мечтала быть учительницей младших классов, потом поменяла цель жизни — до учительницы младших и старших классов, а сейчас смотрю на свой характер и понимаю, хорошо, что не стала — из тюрьмы уже, конечно, успела бы выйти, но с вами бы точно не общалась здесь».

Помимо нескольких десятков театральных ролей, от вороны в «Снежной королеве» до Раневской из «Вишневого сада» миллионам людей Ирина Муравьева запомнилась и полюбилась как Надя Клюева, Нина Соломатина, Люда Свиридова и еще множество имен, сквозь образы которых неизменно проглядывал наивный взгляд ее бездонных глаз, простоватые интонации голоса и бесконечное обаяние великой актрисы старой закалки.

«Я не начинала в самодеятельности, как многие мои коллеги, просто сама очень много ходила в театр, читала классику, заражаясь искусством. И просто в один момент решила — хочу в театральный. Тогда, в 60-х в Москве был настоящий театральный бум — открывались театры с величайшими режиссерами — на Малой Бронной, „Современник“, „Маяковка“. Умами москвичей правили актеры, и не знаю, как сейчас, но в то время иного ответа на вопрос „какая лучшая профессия?“ кроме как „артист, актер“ не звучало. Хотелось приносить пользу людям, заряжать их духовно. Я и пошла поступать, и, естественно, не поступила. Решила на будущий год попытать силы вновь, а родители поставили вопрос ребром — жить на что будешь? Я говорю — работать буду. А где — придумала быть уборщицей в школе-студии МХАТ. Влюблена была тогда в нее безумно, хотела хотя бы так прикоснуться к искусству, пока новый набор не объявят. Родители испугались, что я это серьезно (а я серьезно!), и отправили меня в строительный театральный институт библиотекаршей. Там все понимали, что пришла ненадолго, поэтому сразу закинули меня в какой-то подвал, за печатную машинку, которую я раньше в руках не держала, и сказали перепечатывать бумажки со строительными терминами».

На следующий год судьба актрисы-Ирины чуть не пошла под откос — с поступлением вновь возникли проблемы, лишь благодаря случайности будущая звезда советского кино прознала, что в студии при центральном детском театре объявили набор. Случалось это раз в три года и сейчас как раз выдался случай. А принимали туда только москвичей, что повышало шансы Муравьевой — в театральные уже тогда рвалось множество провинциалов.

«Поступила. Но это было не высшее образование. По окончании выдали бумажку, свидетельство №6, даже без корочки — артистка театра. Уже после я поняла, что высшее все же надо получить — заочно окончила ГИТИС, диплом есть, если спросят. Правда, пока никто не спросил. И вот 7 лет я играла в детском. Все подряд играла, по несколько спектаклей в день, бывало. Мальчиков, девочек, принцесс, всякого наигралась, но понимала, что работа артиста не вечная. Сегодня молодой, много ролей, завтра — ты уже старшая сестра, послезавтра — матушка, потом — бабушка, если роль такая есть. А после что? Декорации играть? Пень трухлявый?».

Вторым театром на пути Муравьевой стал театр имени Моссовета — к 1977 году за ее плечами уже были первые опыты в кино, но те несколько ролей не принесли известности и внутреннего удовлетворения. На новую ступень признания Ирину Вадимовну должен был перевести случай. И он скоро представился.

«Тогда, в Моссовете, ролей было уже меньше, но это я сейчас понимаю, что они были серьезнее, а значит, ценнее. А тогда любая пауза казалась закатом карьеры. Но кино открыло мне новый мир. Режиссер Самсон Самсонов пригласил на съемки „Чисто английское убийство“ — телевизионный детектив, первый в СССР, который снимали сразу на несколько камер. Я, совсем еще зеленая актриса, делила площадку с такими опытными людьми, как Баталов, Плешките, Тараторкин, Оболенский! Все знаменитые, много снимающиеся, а тут я, которой режиссер объяснял, что такое крупный план, и почему во время него не нужно ничего ногами делать — все равно не видно... ну а потом понеслось — когда Меньшов пригласил в „Москва слезам не верит“, случилась целая война. Меня все никак не хотели утверждать, Владимир Валентинович с худсоветом боролся и переборол их упрямство. А пока шли кинопробы, мы на них уже, считай, половину фильма отсняли. А когда картину взяли от нашей страны на „Оскар“, в кинематографических кругах все ходили слухи, что специально выбрали враги, мол, показать, как ужасен Советский союз, посмеяться над нами. А когда фильм взял премию, Меньшов „Оскар“ даже не получал — на церемонии был атташе посольства. И уже в перестройку, когда киностудия в запустение стала приходить, он как-то раз шел из кабинета в кабинет, пока не открыл дверь директорского, и не увидел статуэтку — забрал с собой и увез. Может, было и не так, но мне хочется верить в эту историю».

Про роль, принесшую ей, пожалуй, наибольшую славу, Ирина Муравьева высказалась коротко — очень долго не хотела сниматься в «Самой обаятельной и привлекательной». С ее слов, артистке стыдно было даже эту фразу произносить — хочу замуж, а сама в жизни уже детей нянчу. Хотелось чего-то более возвышенного, и после выхода картины в прокат, ей она не понравилась совершенно. И лишь спустя годы, занятая на очередных съемках, отдыхая перед телевизором в гостиничном номере, Ирина Вадимовна пересмотрела кино и впервые влюбилась в него.

Ностальгия ли тому виной, или жизненный опыт — сложно судить. Но быть обаятельной и привлекательной с приставкой «самая» теперь она все же хочет!

«Я всегда ценила семейные узы, — уже под занавес творческого вечера рассказывала актриса. — И всем и каждому стараюсь донести важность семьи. Мой папа ушел на фронт в 41 году, только окончив школу. Его бабушка, очень верующий человек, вшила ему в гимнастерку кожаный футлярчик на удачу, и папа все четыре года не был ни разу ранен. Прошел от и до через все ужасы войны. Был танкистом, рядовым, радистом. Конец войны встречал переводчиком, переводил немцам требования сдаваться. А мама была из Орши, ей 16 лет было, когда оккупировали их город и ее угнали в Германию. Там была служанкой в семье, где к ней хорошо относились, обучили сервировке стола, научили немецкой чистоте, велосипед даже купили. А когда наши войска пришли, получилось так, что мой папа освободил мамочку. Встретились они в мае, познакомились в июне, а в сентябре уже поженились, и прожили 62 года вместе. Мой муж — ребенок блокады, с первого и до последнего дня в Ленинграде провел малышом. Поэтому тема войны очень близка ко мне, к моей семье, которую сплотила эта ужасная трагедия. Любите друг друга, благодарите всех, ради кого сейчас мирное время, и спасибо что пришли сегодня!».

Еще долго после окончания программы, Ирину Муравьеву не хотели отпускать со сцены — зрители дарили цветы, просили автографы и фотографировались с той, которая даже в свои уже немолодые годы, по-прежнему — самая обаятельная и привлекательная!

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: Евген Гаврилов

С огоньком и с ветерком на двух колесах

Евген Гаврилов

Смоленские байкеры закрыли мото-сезон.
Рев сотен «лошадей» на площади Ленина, а после — киловатты звука рок-н-ролла возле аэропорта «Южный» — так прошло закрытие мото-сезона 2020 в Смоленске 19 сентября. Организатором мероприятия традиционно выступил старейший байк-клуб на просторах СССР «Ночные волки», точнее, его местное отделение.Дневная программа стартовала в полдень на главной городской площади — ради массового праздника, а так же прошедшего часом ранее «Кросса нации» центр был забла

...

Смолян ждёт резня пиломечом

Мария Язикова

Вселенная войны ждёт каждого любителя настолок.
Смолян ждёт резня пиломечом. Да-да, Боги войны Настольного Мира уже здесь.Первый турнир по новой, девятой, редакции Warhammer 40000 на 1000 очков состоится 6 сентября в 10:30. Отыскать логово любителей настолок нетрудно: клуб Подземелье Дракона (г. Смоленск, Ново-Чернушенский пер., 4) будет ждать всех желающих. Игрокам нужно лишь внести взнос в размере 400 рублей и зарегистрироваться. Остальные требо

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Внедрили бы лучше повсеместно асфальт на дорогах без ям...

Виктория Андреева
Новости партнеров


наверх