“Взорвут вас, тогда и приходите”

Ольга Хоменкова, Евген Гаврилов
Как жить людям, у которых за стеной сумасшедшая женщина, а полномочные органы буквально ждут, когда произойдет непоправимое?

Бесчисленные угрозы лишить жителей пятиэтажки крова — не повод изолировать психически нездорового человека, который в одночасье может открыть газ и просто взорвать дом. Что же делать простым людям в такой ситуации?

Каждый 33 житель России болен шизофренией. 69% из них не получают должной помощи, но больше всего от этого страдают окружающие. Согласно статистике, в Смоленске живёт примерно десять тысяч больных этим недугом. Получается, что есть большая вероятность с кем-то из них столкнуться на улице. Но тут и встаёт самый главный вопрос — что делать, если такой «особенный» человек встретился в повседневной жизни.

Опасность «домашнего теракта» — не преувеличение, жильцы дома 4б по улице Маршала Соколовского не первый год слышат от соседки Тамары* с диагнозом угрозы открыть газ и бросить спичку. Каково это, когда у полиции связаны руки, психиатры отправляют на принудительное лечение лишь добровольно, родственники открещиваются от заболевшей смолянки, а с нами она проводит задушевную беседу о звездах через запертую на все замки дверь?

«Помочь нельзя убить». Так бы звучала в исполнении мультяшного Вовки из Тридевятого царства крылатая фраза, живи он в первом подъезде злополучного дома. Запятую советуем поставить самим, пока ещё не случилось непоправимое. Кажется, что страшнее дома с мягкими стенами ничего нет. Места, где лечат голову и душу, а на страже порядка — крепкие санитары. Отправиться в отечественную психушку не пожелаешь никому. Но как поступать, если у тебя за стенкой находится больная женщина, которая вот уже несколько лет терроризирует всех соседей?

Отставной подполковник Павел* встречает нас с улыбкой — в его квартире всегда рады гостям, если те не грозятся взорвать или не кричат матом с порога. Военный летчик, некогда покорявший невиданные высоты на боевом истребителе, нынче не в состоянии совладать с одинокой женщиной. Соседка, чья квартира через стену, полна сюрпризов: у нее подтвержденный медиками диагноз — шизофрения, то и дело входящая в стадию острой агрессии.

«Знаете, ведь раньше, когда мы переехали, семья ее нормальной с виду была, мы встречались — нормально, девчонка у них тоже была маленькая, дочечка, сама учительницей младших классов в гимназии трудилась. Но потом в 2014 году что-то резко изменилось. Судьба у неё несчастная, муж самоубился, а потом её и из школы уволили, видимо понесло её тогда, психика не выдержала и всё. С этого наверно всё и началось.»

В ноябре того же года соседи забеспокоились: соседка перестала куда-либо выходить, а из квартиры доносились стуки, вой, пение. Тут и стало ясно, что с женщиной что-то не так.

«Она не выходила из квартиры уже столько времени, мы и заволновались, вызвали, вытащили. Знаете, как с бухенвальду или с освенцима. Ещё бы несколько дней, она бы и умерла от истощения. Подлечили её, приехала нормальная, и после этого дочка, то уходила от неё, то контактировала. Ну и стала так делать, чуть ей плохо становится, дочка сразу вызывает бригаду, открывает её, берут, она вроде сама спокойно шла, немного подлечивают и обратно выпускают. Сейчас бы тоже самое сделать, но мы-то не можем, таких прав у нас нет» — рассказывает Павел.

Уже очень давно, шесть долгих лет, соседи страдают от выходок бывшего учителя. Теперь шкодит уже она, а не ученики, только не совсем стандартно. То водой обольёт прохожих, то почтовый ящик выломает, то орёт и замахивается на детей, чтобы не шумели. И список этот далеко не полон. Главная беда — все родственники отвернулись от больной женщины, дочка и та съехала. В современной России очень странно устроено законодательство в отношении подобных пациентов — на принудительное лечение ее отправить могут, лишь получив доступ в квартиру. Но сама Тамара дверь не открывает ни «шестой бригаде», ни участковому, ни ненавистным соседям. А выламывать полномочий нет. Полиция в ответ на жалобы, мол, она же нам угрожает взрывом, разводят руками — буквально «взорвет — тогда и вызывайте».

Со слов Павла, у женщины тянется ощутимый долг за коммунальные услуги, а тут уже закон дает робкую надежду на спасение — неплательщикам можно перекрывать газ, но... для этого тоже нужен доступ в квартиру. Альтернативный выход — отключить от газа весь подъезд, разумеется, никому не нужен.

«Да и ее саму жалко, — в один голос сетуют соседи, — хоть и больной, а человек, как она, бедная, готовить тогда будет? Но и жить на такой пороховой бочке — каково нам?».

Жильцы настолько сильно её боятся, что своих ребятишек отпускают гулять только под присмотром, а то вдруг затащит к себе, ведь такое уже было с одной из жительниц злополучного подъезда №1.

«Лет 10 назад она меня затащила к себе в квартиру. Вышла в подъезд, всех встречала, я решила выглянуть, посмотреть, что происходит — она все твердила: „Пойдём соседка, я вот тебе покажу“. Ну я как нормальный человек и зашла, по своей глупости. Это было что-то страшное. В квартире всё перевёрнуто, перебито, просто в хлам. Внутри у меня всё задрожало, перевернулось. И в тот момент, единственная мысль — хоть бы муж меня вытащил. Так она ж не отпускает, за руку держит — вроде худенькая, но сила такая, еле вырвалась!» — рассказывает нам жена военного.

Несмотря на то, что, к великому счастью всех обитателей злополучного дома, никакого реального и ощутимого вреда Тамара пока не нанесла, покоя от нее нет ни днем, ни ночью. Нигде не работающая женщина может на весь день куда-то пропасть, а потом заявиться ближе к ночи и начать шуметь.

«Нападает на меня, только стоит выйти из квартиры, — вздрагивает от звука открывшейся двери еще одна ее соседка Наталья Сергеевна*. — Не говорит, а волком воет: „Чтоб ты сдохла, такая-растакая!“. А матерится настолько искусно, что мы даже таких фразочек не знаем. Ну и чтобы я совсем удивилась, начала на меня орать, чтобы я ей дочь отдала, будто я её куда-то дела. Хотя дочь эта не появлялась здесь уже полтора года»

Пройдя немного выше по этажам, мы на всякий случай опросили ещё нескольких жильцов, чтобы уж наверняка убедиться, что это все не шутки. Влезать в соседские разборки, не выслушав обе стороны — опасно. Всегда есть шанс, что люди наговаривают, преувеличивают, слишком злятся из-за простых странностей одинокой женщины. Но к прозвучавшему выше добавились ещё несколько фраз про драки со стенами и почтовыми ящиками, а тут еще и Павел нас на лестничной клетке догоняет: «Пришла, вернулась, только что слышал, как ключами звякала!».

Еще до нашего приезда на место Тамара куда-то ушла, и шансов застать главную «героиню» статьи было немного. Первые попытки дозвониться и достучаться в дверь тоже успехом не увенчались: по ту сторону были слышны шаги, дыхание, но больше не доносилось ни звука.

Снова стук, поселившийся на дверном звонке палец, просьбы если не открыть дверь, то хотя бы откликнуться — ведь мы хотим помочь, понимая, что человек болен и вся агрессия исходит не со зла. Наконец, на очередной вопрос «как дела у вас?» прозвучал ответ. За последующие пять минут мы полностью убедились и в наличии диагноза (у людей с шизофренией часто проскальзывают совершенно нелогичные речевые обороты, рождающиеся на лету, без запинки), и в отлично работающей, за исключением болезни, соображалке:

«Она между воем и матами стихи наизусть может по полчаса читать, — комментирует Павел. — Бывает, что и разговаривает вполне адекватно, но потом теряет точку опоры и так несет, что страшно становится».

Разговор зашел в тупик, а нам стало очевидно — людей надо спасать. Вариант виделся лишь один — связаться с дочерью Тамары Аленой*. Из разговора с семьей Павла выяснилось, что девушка чуть старше 20, а потому неудивительно, что, устав возиться с болеющей родственницей, съехала на отдельную квартиру — молодая — а тут такая ответственность. Такое себе оправдание, но чисто по-человечески ее понять можно.

Некоторое время поисков в социальных сетях, и нужный профиль найден. Пишем, представляясь журналистами, предлагаем помощь. Ответ лаконичный: «Я знаю о ситуации и в ближайшее время собираюсь решить проблему». Дальнейшее общение прервалось — Реадовка улетела в «черный список».

Соседей это известие не обнадежило:

«Может, после вашего письма и объявится, хорошо бы, чтоб Тамару нашу забрали подлечить. Она после лечения долго держится, адекватная становится, спокойная. Но это же надо регулярно делать, раз такая болезнь приключилась. А у нас никому дела нет, не допишемся в следующий раз до дочки, что тогда? Взрываться?».

Readovka67 продолжает следить за развитием данной истории и искренне надеется на благополучный исход — от болезни, заставляющей терять связь с реальностью, увы, не застрахован никто. И в такие моменты как никогда важно получать помощь вместе с поддержкой и пониманием от тех, кто рядом!

* имена изменены по этическим соображениям.

Использованы материалы следующих авторов:

Какая погода будет в последнюю пятницу ноября в Смоленской области?

Лиза Сафонова

Без осадков точно не обойдется.
В Смоленской области в последнюю пятницу ноября, 27 числа, будет мокро. Весь день ожидаются осадки.Синоптики рассказали, что снег выпадет во второй половине ночи, а днём будет идти мокрый снег с дождём. Из-за этого на дороге местами слабый гололед. Юго-западный, западный ветер будет достигать 6-11 м/с.Температура воздуха по области: ночью -4°C...+1°C, днем столбики термометров покажут -2°C...+3°C.В Смоленске: ночью 0°C...-2°C, днем 0°C...+2°C.Атмосферное давление 7

...

Октябрь подарит смолянам еще один теплый день

Лиза Сафонова

Наслаждайтесь моментом, пока не поздно.
Погода в предстоящую среду, 28 октября, окажется крайне приятной. Смолян ждет еще один теплый осенний день.Осадки на протяжении суток не предвидятся, а солнце периодически будет проявляться через облака. Южный ветер будет дуть не сильнее 6-11 м/с.Температура воздуха по области: ночью +2°C...+7°C, днем столбики термометров поднимутся до +8°C...+13°C.В Смоленске: ночью +4°C...+6°C, днем +11°C...+13°C.Атмосферное давление 744 мм рт. столба, будет слабо падать.

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Один человек высказал хорошую идею на счет кинотеатра "Октябрь", его надо передать государству и сделать там музей Великой Отечественной Войны , внутри сделать диораму смоленского сражения, а рядом с ним разместить экспонаты на улице, технику в разрезе, инсталляции. Тот же поезд Победы очень многим понравился. Тогда туристов точно прибавится, из других городов будут приезжать группы детей. Вот тогда это действительно будет площадь Победы, а не площадь торговли носками ,трусами,шубами и икрой

Илья Муромцев
Новости партнеров


наверх