«Умирая, он царапал стенку колодца». Слесари погибли, а виновные остались на свободе

Марина Рассолова
После трагедии в Смоленской области коллеги погибших рассказали следователям всю правду о «Водоканале» - эксклюзивные подробности из материалов уголовного дела

Утро 14 июня 2018 года В Смоленской области двое рабочих провалились в канализационный люк«Одного увезли на скорой, другого не могут найти до сих пор» для Алексея* и его коллеги Дениса* не отличалось ничем. Предзнаменований, что в этот день они погибнут, не было. Молодые здоровые мужчины шли на свою самую обычную работу — они были слесарями.

Андрею вот-вот стукнул бы 31 год, Денис был постарше — 34 года. Первый жил вместе со своей супругой, второй был холост, проживал в с мамой.

Как обычно, каждый у себя дома встал утром, собрал «тормозок» и пошел трудиться на Водоканал. Нельзя сказать, что это была любимая работа, но выживать в небольшом городке Сафоново как-то надо. А где в нем можно заработать так, чтобы хватало не только на еду, но и хотя бы на одежду?

Мама Алексея Ирина Константиновна* сама трудилась в Водоканале и прекрасно знала, как там относятся к рабочим. Но реалии жизни заставляли смиряться с тем, что есть. Так что не только Алексей, но и второй ее сын Владимир работал там же. Вот как она позднее будет рассказывать следователям обо всем этом:

— Алексей примерно года два назад устроился на работу в МУП «Водоканал» на должность слесаря АВР-канализации. В должностные обязанности сына входило: проведение аварийно-восстановительных работ. Но как в организации сменился директор, на предприятии перестали считаться с людьми. Сын неоднократно рассказывал, когда мы виделись, что директор предприятия и главный инженер заставляют его лезть в колодцы на свой страх и риск, не выдавая никаких средств индивидуальной защиты. А если они (работники) не полезут в колодцы, то их уволят.

Сердце Ирины Константиновны всегда было неспокойно. Порой приходилось самой стоять рядом с колодцем, когда сын был в нем. Она приносила Алексею воду. Тот поднимался наверх, выпивал немного, дышал свежим воздухом и обратно спускался.

— Я говорила, что надо увольняться. Но так как работу очень тяжело найти, приходилось закрывать глаза, — завершила рассказ Ирина Константиновна.

В то утро, 14 июня, в раздевалку зашел Леонид Карасев*. Он только что забрал трудовую из организации. Мужчина понял, что в таких условиях продолжать работать невозможно. Куда пойдет после? Сам не знал, но надеялся на светлое будущее, а потому предложил Алексею немного выпить за ту самую надежду. Что они и сделали.

Позже у следователя Леонид не стал стесняться в выражениях и описал все, как было:

— Приходилось вести сварочные работы в колодцах без соответствующего защитного оборудования для органов дыхания, без противогаза, без страховочных ремней и газосигнализаторов. За время трудоустройства в МУП «Водоканал» я такого оборудования вообще не видел. Несколько месяцев назад, в апреле 2018 года, сам чуть не лишился жизни в коллекторе.

После Леонид, спасший увольнением свою жизнь, пошел домой, а вот Алексей отправился трудиться.

Первая половина дня прошла без происшествий, а после обеда инженер Водоканала дал указание запустить канализацию на улице Ленина досрочно. Вообще это планировалось сделать 15 июня, но больно уж все торопились закончить работы ко Дню города.

В свою очередь мастер второго участка дал указание слесарям Алексею и Денису спускать вниз и вынимать «куклы» — устройства, которыми закрывались трубы, чтобы канализационные стоки не поступали в колодец. Как позже будет рассказывать брат погибшего, Владимир*, Алексей не хотел этим заниматься. Да и вообще старые слесари старались избегать подобного. Потому Алексей и возмутился:

— Почему я пойду, это не мой участок?

— Все вопросы инженеру, — услышал он в ответ.

«Куда в это время делись главный инженер и директор, я не заметил, — вспоминал у следователя Владимир. — Алексей, Денис и мастер пошли на участок дороги к канализационному колодцу, расположенному на осевой линии на пешеходном переходе улицы Ленина. Злосчастный колодец находился примерно на расстоянии 50-60 метров от того канализационного колодца, где я с коллегой производил работы по цементированию крышки люка».

Это был последний раз, когда он видел брата живым.

Как позже вспоминал водитель ГАЗа, который откачивал канализацию из колодца, Алексей спустился вниз, стал вынимать «куклу». Снял с обеих распорки и взял металлический диск, который держал «куклу». И когда он полез наверх вместе с ним в руках (весом около 3 кг), то внезапно остановился, хоть и был уже возле начала колодца. Ему стали кричать:

— Что с тобой? Отзовись!

Но он упал, пролетел около трех-четырех метров до дна и не подавал никаких признаков жизни.

Тогда мастер дал указание Денису спуститься в колодец. В это время водитель уже звал коллег, работавших у соседнего колодца, на помощь.

Когда все прибежали на место, Денис спускался вниз. Он оттуда крикнул, что Алексей тяжелый, попросил дать ему веревку, чтобы обвязать тело мужчины. Ее протянули. Тогда Денис полез наверх по лестнице — и вдруг тоже обмяк...

Прибежавший Владимир упал на колени и увидел в канализационном колодце, что Денис висит, зацепившись одной ногой за металлическую лестницу вниз головой, на глубине примерно 1,5 метров.

— Он царапал левой рукой стенку колодца, пытаясь за нее зацепиться. Я крикнул Денису, чтобы тот хватался за веревку. Но он на слова не реагировал. А брат в это время лежал на дне колодца в положении лежа на левом боку. Я немного спустился, попытался приподнять Дениса за ногу, но его тело обмякло, руки и туловище свисли вниз. В этот момент я сам стал задыхаться, мне стало не хватать кислорода, я почувствовал на языке и горле привкус тухлого яйца, ощутил головокружение, сухость во рту, слабость в мышцах. После этого принял решение вылезти из колодца. Не помню, кто помог выбраться оттуда.

Если бы на мужчинах был страховочный трос — их бы вытащили. Если бы они были в противогазах — не потеряли бы сознание. Но все это «если». А на деле канализационная вода стала заполнять колодец, ведь заглушки Алексей снял. И причиной смерти этих слесарей станут вовсе не газы. Их попросту затопило.

Из материалов судебно-медицинской экспертизы: «причиной смерти Дениса явилась механическая асфиксия от закрытия просвета дыхательных путей водой при утоплении, что подтверждается острым вздутием легких, увеличением массы и объема легких...«

Аналогичный вывод был сделан и по поводу гибели Алексея.

При этом после трагедии на месте происшествия руководство Водоканала принялось бросать какие-то противогазы на улице — словно это помогло бы уйти от ответственности...

Через какое-то время на место прибыли сотрудники МЧС, чтобы вытащить тела. Мама и сестра Дениса находились во время этой операции там же.

— Это было ужасно. При помощи веревки за ноги доставали брата. И я не знала, что в такой ситуации делать: закрыть маму, чтобы она не вдела всего этого или что? Страшно вспоминать, — рассказала сестра погибшего Дениса.

Денис был опорой для своей матери. Они жили вдвоем, вместе делали все по хозяйству. Спиртное мужчина совершенно не употреблял, ходил на работу да домой...

Из показаний матери Дениса: «Сын рассказывал, что загазованность в колодце они проверяют народными средствами, открывают люк, ждут некоторое время, после чего спускаются в колодец. Грязь и мусор из колодца слесаря убирали руками. Если кто-то отказывался выполнять опасную работу, лишался премии: таким образом заработная плата слесаря в размере 18 000 рублей снижалась до 8 000 — 11 000 рублей».

— Собранные следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Смоленской области признаны судом достаточными для вынесения приговора в отношении бывших директора и главного инженера МУП «Водоканал» города Сафоново, а также мастера участка данного предприятия. В зависимости от роли каждого они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 216 УК РФ — нарушение правил безопасности при ведении иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц, — прокомментировала Наталья Зуева В Смоленской области осудили руководство МУПа за гибель рабочихНо все отделались лишь условным сроком , старший помощник руководителя областного СУ СК по взаимодействию со СМИ. — Обвиняемыми допущен ряд существенных нарушений по организации работ с повышенной опасностью, кроме того работники не были обеспечены средствами индивидуальной защиты, не обеспечен контроль за проведением ремонтно-восстановительных работ на канализационной сети, что привело к наступлению данного несчастного случая на производстве. Вину в ходе следствия обвиняемые не признали.

Приговором Сафоновского районного суда 30 ноября бывшему директору и главному инженеру МУП «Водоканал» города Сафоново назначено наказание в виде 4,5 лет лишения свободы условно, мастеру в виде 3,5 лет лишения свободы условно.

Также мама Дениса, Светлана Оганесовна по телефону рассказала, что в возмещении материальных и моральных ущербов суд им отказал. Вот как она прокомментировала решение суда:

— Я приговором недовольна. По поводу обжалования вопрос открыт. Надо прийти в себя и все взвесить. Снова ходить на заседания и все это вспоминать нет никаких сил.

Отметим также, что страховые выплаты получила только жена Алексея. Близкие Дениса не получили ничего: он был не женат, а так как его мама — работающая, то ее основным кормильцем мужчину не посчитали. А потому и никаких возмещений.

*Имена изменены по этическим причинам.

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: life.ru

Мать восьмисот «дочек»

Евген Гаврилов

История кукольного мастера из смоленской глубинки Анны Ярун, чьи поделки украшают частные коллекции по всему миру.
Девушки и женщины, а ну-ка, признавайтесь, кто из вас не любил в детстве играть в куклы? А если бы вам сказали, что, когда вырастете, ваша профессия неразрывно будет связана с их изготовлением? «Да нет, бред какой-то», — подумала бы всего несколько лет назад Анна Ярун. А сегодня она встречает журналистов Readovka67 в статусе известной кукольной мастерицы, чьи произведения искусства с личиками, как у настоящих детей, разлетаются по всему миру не хуже горячих п

...

Как бывший зек, бизнесмен и “пилот Путина” смоленскую живность истребляли

Артём Булычев

Театр абсурда и обмана открывает двери для всех желающих.
Браконьерство — одна из самых больших проблем не только Смоленской области, но и России в целом. Из-за кровожадных нарушителей положенных сроков множество охотничьих хозяйств превращаются в нелегальный «тир» с живыми мишенями, и очень часто эти «шалости» остаются безнаказанными. Напрямую это коснулось директора угодий ООО «Диана» Монастырщинского района.А теперь представьте: глухой лес, сентябрьская ночь с 24 на 25 число. До откры

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Это самый високосный из всех високосных годов, что я видел в своей жизни

Илья Муромцев
Новости партнеров


наверх