Пролетая над... «Кукушкой»

Евген Гаврилов
Смоленский режиссер о съемках короткого метра на голом энтузиазме в условиях пандемии и дефицита локаций

Пока отечественным кинопрокатом овладевают то и дело с треском проваливающиеся низкопробные комедии, или же блокбастеры с раздутыми бюджетами, которые после разносит в своих обзорах какой-нибудь абстрактный BadComedian, короткий метр продолжает жить. Жанр киноискусства, в котором есть место новичкам, смелым экспериментам и низкому порогу входа. История знает немало уникальных короткометражек, приносивших своим создателям славу и успех, а так же выраставших в полноформатные фильмы. Но если так называемые разговорные, философские ленты, построенные исключительно на текстовом повествовании, можно снимать чуть ли не единым дублем и за пару съемочных дней, экшн-фильмы требуют гораздо большего «сложения звезд», особенно, когда снимаешь без бюджета, особенно, когда у всей съемочной группы свои дела и заботы, особенно, когда на головы падает локдаун.

Смоленский режиссер Никита Ягубов верит, что сейчас, преодолев полтора съемочных года, его проект «Кукушка» все же вылетит из гнезда продакшна и покорит сердца зрителей. Тем более, что помимо необычного сеттинга сами съемки уже успели обрасти историями на целую книгу. За финальной стадией работы над фильмом можно следить на официальном сайте , ну а подробнее про кино-кухню короткого метра по-смоленски мы разузнали у самого автора.

Readovka67 (далее — R): в ноябре на своей страничке в соцсети ты писал, что проекту уже год. Сейчас, стало быть, уже почти полтора, а процесс еще идет. От «Кукушки» кукуха не поехала еще?

Никита Ягубов (далее: Н.Я.): Поехала чуть-чуть. В сентябре будет ровно два года.

R: насколько плотно живешь своим проектом?

Н.Я.: Начнем с того, что он не совсем мой. Он общий. Занимаемся исключительно в свободное время, иначе бы так не затянулось. У нас команда почти 15 человек, представь, каково это — всех их собрать, да еще в выходной день, да еще на целый день, да еще чтобы все были не только свободны, но и в настроении, и погода была подходящей. За все время у нас было съемочных дней 13-14, по хорошему, осталось еще дня на два работы, но их тоже нужно выбрать. Корона сильно подкосила нас, но, скорее, фигурально. Один актер заболел, слег сразу после съемки, думали, все перезаразились, но обошлось. Зато когда локдаун был, мы 6-7 месяцев не работали над фильмом вообще. Некоторые прямо говорили «если у меня на работе узнают, что я где-то еще был, то я уже завтра могу не выходить».

R: хронометраж какой планируешь?

Н.Я.: полчаса. но это очень примерно. Не хочу загадывать, впереди монтаж, графика, озвучка.

R: кстати о графике, в Смоленске я не припомню короткометражек с компьютерными спецэффектами, а у вас в трейлере истребители над городом летают, какая-то космическая тарелка в поле разбитая. Круто ощущать себя первыми?

Н.Я.: ну какая это графика? Баловство. Просто фотошоп, маски в after effects, для антуража. И это не корабль, а остаток какой-то промышленной инфраструктуры. Рядом воронка от взрыва. Самый первый концепт назывался «Заря» и в нем было больше спецэффектов. И меньше логики. Уже в процессе работы над сценарием переработал многое, многое отправилось на помойку.

R: но выглядит стильно!

Н.Я.: это хорошо. Я вдохновлялся работами Симона Столенхага — шведского художника и с недавних пор еще и писателя-фантаста. Он арты давно в сети публикует, а недавно вышел первый сезон сериала по ним — Симон их скомпоновал, написал связную историю и родились «Рассказы из Петли». Мне его стиль очень нравится, он сферы любит, такие, как наша модель из трейлера. Считай ее чем хочешь — хоть кораблем, хоть кожухом радара, хоть газгольдером.

R: веришь в совпадения? Вдруг, выложишь в сеть «Кукушку», а он, как в свое время ты на его работы, наткнется, познакомитесь..?

Н.Я.: вероятность есть, но тут как в анекдоте про «встретите живого динозавра на улице? 50% - или встречу или не встречу».

R: но если хорошо растиражировать фильм, зайти с ним на кинофестивали, например, то...

Н.Я.: там видно будет. Пока я занят производством. А заходить лучше с готовым продуктом. Покажу я трейлер отборочной комиссии, и что скажу? Делаем фильм? Нам скажут — ну молодцы, делайте. На сырое не покупаются. Наше кино себя дискредитировало в этом отношении.

R: а если не наше кино? Любимый режиссер?

Н.Я.: наверное, не режиссер, а отдельные фильмы. У каждого случаются провалы или субъективно не понравившееся. Я бы назвал Нолана, но последние две его работы мне не зашли. Мне нравится кино, которое старается и умеет казаться больше, чем есть на самом деле. Как «Петля времени» — снято за копейки, по голливудским меркам, а выглядит как натуральный блокбастер.

R: ну а представь, что бюджета у тебя — неограниченно. Что бы ты снял и как? Условие лишь одно — в Смоленске.

Н.Я.: а ничего бы не снял. Раздутые амбиции и вседозволенность погубят проект — всегда будешь хотеть что-то улучшить, дополнить, переснять. А идеала не достичь, будет просто трата времени, сил, денег. У нас «Кукушка» стоит 14 тысяч. Рублей. Зато выкладываемся по полной — ребята часами в грязи валяются, и в холод, и в жару. Экипировка вся и реквизит — за спасибо помогли. Героев (видеостудия «Фонарь») в организации помогал, давал оборудование, транспортировкой занимался. По сути, он и санкционировал съемку фильма изначально. Андрей Чернобуров и снимал большинство сцен, и ставил некоторые из них полностью. Крутые съемки с коптера — только благодаря ему.

Антон Поляков через свой «Восток» дал нам настоящие бронежилеты, балаклавы и муляжи раций, не попросил за это ничего! Макс Цыбанин через свою тусовку и магазин «Primegun» достал разгрузки, перчатки и страйкбольное оружие. В трейлере видел металлический Colt 1911? Из его запасов красавец! Алексей Ли терпеливо ждал нас часами, пока снимали его машину снаружи и внутри, мировой мужик! Оператор Readovka, Андрей Изотов, тоже снимал несколько сцен. Михаил Анисимов машину предоставлял, сам за руль садился в нескольких сценах. Кате Агеевой спасибо, консультировала нас по SMM и наснимала прекрасные backstage фотографии! Татьяна Усова озвучивала роли; Марина Баишева консультировала с переводом; Катя Терещенкова стихи написала для фильма; Игорь Атрошкин и Максим Крайнов — саундтрек сделали. Вячеслав Сенаторов — сыграл ученого. Денис Милодан, Иван Петров, Сергей Алешин — актеры, игравшие боевиков. Я долго перечисляю, потому что это мой долг — всем, кому нужно, благодарность выразить. Все эти люди на голом энтузиазме, тратя свое время, силы, энергию, собирались вместе, чтобы работать за просто так.

R: хорошо, тогда если оставить вашу команду, раз хорошо сработались, и снимать уже с ней?

Н.Я.: но если без фантазий, я бы хотел снять какое-нибудь недорогое кино по Средневековью, в антураже, желательно, чтобы было замков побольше.

R: чем «Кукушка» отличается от сотен и тысяч других проектов на энтузиазме?

Н.Я.: ну, во-первых, он наш. Все, кто занят в проекте, его любят и для нас он единственный и неповторимый. А еще.. есть маленькая фишечка — действие происходит в мире, где главным стал не английский, а французский язык. Злодеи не американцы, а франкоговорящие иностранцы. Нет имен, нет названий стран, точного летоисчисления. Все происходит неизвестно когда, неизвестно где...

R: давным-давно, в далекой-далекой галактике?

Н.Я.: практически. У нас как бы 90-е, которые пошли не по тому пути. С этим основные сложности в съемках и возникли.

R: а именно?

Н.Я.: подбор локаций. В самый первый съемочный день мы с директором «Фонаря» Сергеем Героевым встали в 5 утра, надо было ехать на заброшенную заправку в 200 километрах от Смоленска. Мы с поисками ее намаялись — всю минку вдоль и поперек объездили, пока нашли. Это должна была быть точка без зданий на фоне, желательно, чтобы рядом машины не гоняли постоянно — место, где наши герои остановились бы в поисках припасов. Нам долго не везло с заправками. Однажды нарвались на огромного пса — он вроде не агрессировал, просто возник из-за угла и пошел в нашу сторону, но мы не рискнули связываться. В другом месте приехали, вроде место дикое, вдали от дороги, смотрим — а тут палатка стоит. Вокруг обертки от еды, баклажки воды питьевой, видно, что все свежее. Что тут за человек живет, зачем? Стремно стало, уехали. Хотя, страшнее было, когда другую локацию присмотрели — с дороги заметили сваленные в кучу бревна, много бревен. Подходим — чувствуем, запах странный. Алена, жена оператора, нас подзывает к себе — а там на бревне в рядочек разложены цыплята без голов, аккуратно так. А рядом пакет, и в нем куры дохлые. И все это воняет. Разбираться не стали, дали по газам.

R: может, тоже фильм снимали! На вас со стороны посмотри, тоже нервным станешь — балаклавы, оружие.

Н.Я.: к этому народ еще более-менее привык. Но была у нас одна такая сцена. Любава Семенова (она художник-эстетист с дипломом и наш гример) играла труп, сделала маску серо-бурую, страшную, типа лицо уже подгнило. Поставили распотрошенную машину — вокруг вещи валяются, на обочине, и она у колеса прилегла. Мы отошли, слышим — притормаживает машина — всматриваются в нашего персонажа, пауза... педаль в пол и в закат! Кинопроизводство вообще веселая штука, то невольные зрители попадают, то мы сами. Раз заехали на территорию заброшки, за шлагбаум — все открыто было. Припарковались за ним. Побродили, идем назад — шлагбаум закрыт на замок и выходит мужик: «завод мой, выезжать будем? 500 рублей, ребят!». Мне кажется, я притягиваю все эти истории. Еще пару проектов снять и книгу можно писать.

R: хэппиэнд у «Кукушки» будет?

Н.Я.: это спойлер.

R: хорошо, а сам тогда как к хэппиэндам относишься?

Н.Я.: зависит от того, что смотришь. Если оправдано, то можно и открытый финал.

R: самая сложная сцена фильма?

Н.Я.: авария. Часть ее в трейлере есть, но там нарезка. А снимали все одним дублем, без перебивок. Операторы очень это не любят — это сложно, долго и далеко не всегда оправданно. А вообще, все диалоги. Это такая боль... на бумаге все хорошо, а даешь актеру в руки, слышишь слова из уст его персонажа и понимаешь, что это хрень. Иногда сложно идеальный дубль сделать — интервью Сереги Героева (он играет у нас главу корпорации, эдакого доктора Зло) с журналисткой (Полина Кроль, артистка Камерного театра) снимали часа 4. Небольшой диалог, а на каждую фразу дублей по пять. Плюс подготовка — купили черной ткани, задрапировали угол в квартире, выставили свет, привезли стулья из бара «Маяковский» (им, кстати, спасибо большое!) и... диалоги это боль. Но там хотя бы статика, а если персонажам нужно еще действия в кадре совершать, становится еще сложнее, ведь ты еще ограничен съемочным днем и свободным временем тех, кто приехал к тебе. Любая недоработка неимоверно затягивает процесс.

R: экшн-фильмы сопряжены с риском. Травм не было на съемочной площадке?

Н.Я.: разве что отмороженные попы (смеется). А, вот, когда наемник стрелял в Карлена Михальченкова, пришлось заряжать реальной пулькой. Страйкбольное оружие незаряженное после первого выстрела встает на затворную задержку, поэтому пришлось «беретту» зарядить по-настоящему и стрелять. Естественно, мимо, но актер волновался. Но он молодец, отыграл свою роль просто охрененно! Особенно сцена с аварией. Уже осень была, холодно, ему пришлось в траве валяться два часа. Впрочем, про «валяться» у нас отдельная песня. Сергей Хомяков должен был упасть правильно — когда мы только начинали весь проект, у него волосы были короткие, а сейчас уже отросли. И чтоб не было ляпов, придумали спрятать их под капюшон, а тот все время слетал. И это ж насколько надо хотеть сделать хороший фильм, чтобы раз за разом падать на грязный бетон, пока не получилось как надо! Про самоотдачу нашей команды я готов вечно говорить. Антонис Пожилов, еще один актер, взрывался. В трейлере есть этот момент. Конечно, бабахала пиротехника, все по ТБ, Диме Самохвалову спасибо — он все организовал. Но сняли все равно с одного дубля. Антон хотел повторить, но там с потолка здания начали какие-то куски довольно большие отваливаться, и я сказал, что хватит.

R: авторитет режиссера непререкаем?

Н.Я.: да, но его всегда нужно бить по рукам, чтобы не порывался снимать хрень. Спасибо операторам, Андрею Чернобурову и Сергею Героеву за это — они меня постоянно крыли матом, если предлагал что-то, что не будет работать. И это хорошо.

R: ты любишь скрытый подтекст в фильмах? «Кукушка» из таких?

Н.Я.: некоторые ищут у Стругацких в «Пикнике на обочине» отсылку к СССР, мол, Зона это как «совок», мы из него выбраться не можем... по-моему, это бред. У нас тоже все, что сказано, звучит ровно так, как сказано. Ребята поссорились, пожадничали и... дальше спойлеры. Ждите премьеры и сами все увидите!

Использованы материалы следующих авторов:

Фотографии в материале: Симон Столенхаг, Симон Столенхаг, Симон Столенхаг

От Энди Уорхола до Бэнкси: в Смоленске откроется выставка поп-арта

Яна Никольская

Искусство или нет? Каждый найдёт ответ для себя.
Выставка поп-арта откроется в КВЦ им. Тенишевых во вторник, 20 апреля. Из северной столицы в Смоленск привезут 80 разноформатных работ не только основоположников направления вроде Энди Уорхола, но и современных последователей — Ричарда Райана и уличного художника Бэнкси. Основу экспозиции составят афиши, графика, коллекционные плакаты и музыкальные альбомы. Образы массовой культуры будут узнаваемы для всех, ведь объектами искусства для авторов становились и комиксы, и кока-кола, и сел

...

Как пошутить, чтобы понравиться губернатору?

Евген Гаврилов

В День смеха смоляне от души повеселились на кубке КВН.
Пока телевизионные лиги Клуба веселых и находчивых уже давно превратились в высокобюджетные шоу с приглашенными звездами и масштабностью, региональные команды продолжают бороться за место под солнцем силой юмора и харизмы. И что, как ни смех сейчас нужно смоленскому зрителю, истосковавшемуся за ковидный год по хорошим новостям, да еще и ранней весной, когда город напоминает заметаемую пылью заброшку? Кубок губернатора Смоленской области традиционно разыгрывается 1 апр

...
Новости партнеров


наверх