Древесная экономика, или почему лес выгоднее перерабатывать на Смоленщине

Артём Булычев
Сезон борьбы с мифами и предрассудками продолжается!

Одной из самых частых проблем, с которой сталкиваются лесозаготовители, является переработка срубленной древесины. Многие жители региона думают, что лес проще продать в условный Китай, однако выгодно ли это лесорубу с экономической точки зрения, если и в родном «уголке» достаточно альтернатив «азиатскому экспорту»? Задавшись этим вопросом, наша редакция вновь отправилась в турне по лесу и деревообрабатывающим предприятиям Смоленщины.

Отправной точкой нашего путешествия стала база лесного хозяйства в Угранском районе. Да, та самая, где мы побывали в рамках двух Древесный круг сансары, или как вырубать смоленские деревья в рамках законаСезон борьбы с мифами и предрассудками объявляется открытым прошлых сюжетов Лесовозобновление, или как смоленские предприниматели соблюдают древесный балансИстория об ответственном пользовании, патриотизме и любви к будущим поколениям . Туда мы возвращаемся вновь, дабы увидеть собственными глазами, что происходит с древесиной после того, как ее спилили.

Стоит отметить, что помимо лесозаготовки угранское предприятие специализируется и на самостоятельной обработке собственного леса. Для этих целей на территории базы оборудовали целый пилорамный цех по производству доски, из которой там же изготавливают паллеты (поддоны) и отделочные материалы (вагонки, плинтуса). Такое решение позволило не только оптимизировать работу лесохозяйства и расширить ассортимент готовой продукции, но и обеспечить рабочими местами более 50 местных жителей.

При изготовлении продукции предприятие использует собственные деревья, которые были заготовлены во время соответствующего сезона. В дальнейшем из полученной продукции изготавливаются основы для поддонов.

«Отсюда тонкомерная и низкокачественная древесина попадает в цех лесопиления на переработку. То есть на первом брусующем станке из бревна получается лафет (длинный четырехгранный брус), после он поступает на многопильный станок, где делится на доску. Дальше доска сортируется и попадает на дальнейшую переработку. Часть доски попадает на паллетную заготовку, а другая на заготовку для вагонки, половых досок и плинтусов. Все это потом идет на рынки Смоленской области: паллеты для бизнеса, а отделочный материал в дома смолян. У нас, например, база отделана этим же брусом», — прокомментировал мастер производства Сергей Тимашенков.

Специалисты сразу отметили, что не все бревна используется в производстве. Низкокачественную древесину, например, целесообразнее оправлять не в другой регион или даже страну, а передавать на переработку местным производителям, например, заводу ДСП в Гагарин, а березовый фанерный кряж — на комбинат, который специализируется на изготовлении фанеры, то есть на «Смоленский ДОК».

«Мы сотрудничаем со всеми крупными деревообрабатывающими предприятиями на территории Смоленской области. Все виды древесины подвергаются строгому отбору по назначению. На нижнем складе древесины проходит отгрузка сортиментов по их назначению. Данный сортимент — тонкие березовые стволы, из которых мы делаем паллеты и поддоны. Это вот фанерное сырье. Оно для «СмолДОКа», — прокомментировал замначальника предприятия Андрей Капитонов.

Как вы понимаете, следующей отправной точкой нашего путешествия стало предприятие ООО «Смоленский ДОК», специализирующееся на изготовлении березовой фанеры, сырье для которой приходит из многих лесохозяйств региона. Готовую продукцию комбинат поставляет местным индивидуальным предпринимателям, которые используют фанеру в качестве изготовления мебели: шкафов, столов и других предметов домашнего и рабочего интерьера.

Отходы в виде опилок и щепы используются как на самом комбинате, так и продаются на сторону, например, заводу ЭГГЕР, которая в свою очередь поставляет на «Смоленский ДОК» кору. Такой обмен позволяет обеим сторонам рационально оптимизировать собственное производство, вкладываясь в расширение, модернизацию и улучшение благосостояния. «Смоленский ДОК», например, отапливает привезенной корой поселок Пронино и некоторые другие близлежащие деревни и районы вместе со смоленской ОАО «БиоЭнерго».

Конечной остановкой «лесного маршрута» стал завод ДСП и МДФ в Гагарине, куда с угранского лесохозяйства идет низкотоварная древесина, которую обрабатывают прямо на территории предприятия. То есть даже с виду страшных стволов не настигла азиатская экспортная судьба. Даже наоборот: лес перерабатывают тут, прямо на Смоленщине.

Первой «контрольной точкой» стал участок приемки и подготовки сырья. Нам крайне повезло, ведь вместе с нами на завод приехали 3 грузовика: первый — до отвала загруженный щепой, второй — низкосортной древесиной, а 3-й — горбылем, боковыми частями бревна. Сотрудники согласились отвести нас на пункт разгрузки, где мы воочию смогли увидеть, как происходит приемка продукции.

«Как вы видели, машина заходит, мы принимаем баланс, то есть лес, который уже не берут на доски или фанеру, горбыль и щепу. Потом древесина идет на переработку на рубилку. Горбыль и щепа идут на производство ДСП, там мы уже можем использовать и отходы основного производства.

В месяц мы принимаем более 500 машин щепы, а это сберегает почти 70 футбольных полей леса!», — прокомментировала глава участка приемки и подготовки сырья Юлия Куксхаус.

Вслед за щепой мы проследовали в цех по производству ДСП. Первое, что нам бросилось в глаза — полотно из прессованной стружки, которое больше напоминало вкусный пирог. На деле же это заготовка для будущей древесно-стружечной плиты. Пройдя целую линию производства, некогда маленькие кусочки древесины превращаются в самую настоящую основу для будущей мебели.

После недели, проведенной в хранилище, плиты становятся полностью готовыми к продаже мебельным фабрикам. Они, в свою очередь, изготавливают из них кухни, которые позже перекочуют в дома смолян. Почти 90% продукции идёт на внутренний рынок или нашим ближайшим соседям.

Бесконечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течет вода и как работает механизм обмена специализаций. Один срубил, перепилил и отправил сырье другим. Они же сделали из него доски и брус, плиты ДСП и МДФ и даже специализированное биотопливо, благодаря которому жители могут не беспокоиться о тепле.

Чудно наблюдать за тем, как предприятия Смоленской области обрабатывают древесину внутри региона, предлагая иностранным рынкам не спиленные деревья, а уже готовую к продаже продукцию. Кажется, древесный круг Сансары совершил еще один оборот. Теперь уже экономический.

Использованы материалы следующих авторов:

Доброе сердце: смоленский таксист подкармливает бездомных животных

Самад Алипхачев

Мужчина даже приютил брошенную клиенткой собачку.
Мир не без добрых людей, и яркий тому пример Дмитрий — простой смоленский таксист с большим сердцем. Мужчина зарабатывает на жизнь, разъезжая по городу, и при этом находит время и деньги, чтобы подкармливать бездомных собак. В один из дней клиентка Дмитрия бросила своего питомца в машине и оставила записку с просьбой покормить четвероногого. Преданная хозяйкой чихуахуа сидела в салоне и была сильно напугана. Сердце смолянина дрогнуло от увиденного, и он просто не смог оставить собачку на улице

...

Вербовка в один конец: исповедь несостоявшегося террориста

Павел Князев, Хасбула Исхаков

Эксклюзивное интервью в застенках смоленского СИЗО №1.
— Не могли бы вы представиться? — Я Мирзо Табриз*, гражданин Таджикистана. — Расскажите о себе. — Я родился 26 января 1995 года в Хатлонской области, жил в Согдийской, в городе Чкаловск. Там окончил школу и университет. — По какой специальности получили высшее образование? — Финансы и кредит. — За что вы попали в СИЗО №1? — За наркотики и по статье 205.2 УК РФ. — Это пропаганда террористических убеждений, верно? — Да. — Как давно к вам пришли радикальные убеждения? — Я приехал в Росси

...


наверх